Ятич Б. Сербское и русское издания книги «Шаляпин против Эйфелевой башни» как просветительский акт на пути благодарного освоения творческого наследия Ф.И. Шаляпина

- Доклад, представленный известным сербским певцом и просветителем, посвящен книге «Шаляпин против Эйфелевой башни» («Шаљапин против Ајфелове куле“), а также целям и задачам, которые ставились перед ее сербским и русским изданиями этого труда. Автор излагает свое представление о месте творческого наследия великого певца в современной вокальной культуре и возможных направлениях освоения этого наследия. Раскрыты основные принципы, на которых строились работа над книгой и осуществленное автором исследование жизни и творчества Ф.И. Шаляпина. Охарактеризовано значение традиций русской оперной школы для культур славянских народов.

Несмотря на качество голосов и техническую безукоризненность исполнения, самой высшей оценки заслуживают оперные певцы, которые «обозначает начало новой школы, нового стиля» — так отметил один из выдающихся оперных критиков Родольфо Челетти, поясняя выставленные им в журнале «Эуропео» скромные оценки певиц, ставших наследницами известных оперных див Марии Каллас и Ренаты Тебальди.

Певцов, которые действительно изобрели новый стиль исполнения и внесли вклад в развитие оперы как вида исполнительского искусства, в истории немного. И легендарный русский бас — Федор Иванович Шаляпин — был одним из величайших среди великих.

Шаляпина по праву считают одним из лучших оперных исполнителей в мире. Его появление на оперных подмостках привело к пересмотру предшествовавшей исполнительской практики и самым решительным образом повлияло на изменение эстетики оперного искусства. Исключительная музыкальность, богатство и наполненность его голоса, обилие оттенков, способных выразить тончайшие нюансы психологического состояния персонажей, колоссальное актерское дарование, огромная эрудиция и комплексный подход к оперному искусству — все это сделало его родоначальником новой исполнительской традиции. Личность Шаляпина оказала сильное влияние не только на русский музыкальный театр, но и на все мировое сценическое искусство конца XIX — начала XX веков. Его участие в историческом Русском сезоне 1907/08 годов в Париже стало значительным вкладом в западноевропейскую культуру. Именно благодаря Шаляпину оперы русских композиторов, такие, как «Борис Годунов» и «Хованщина» М.П. Мусоргского, «Князь Игорь» А.П. Бородина, «Жизнь за царя» («Иван Сусанин») М.И. Глинки, «Садко» и «Иван Грозный» Н.А. Римского-Корсакова, вошли в «золотой фонд» мирового оперного репертуара. После исполнения им главных партий в «Мефистофеле» А. Бойто и «Дон Кихоте» Ж. Массне эти произведения приобрели популярность и навсегда вошли в фонд мирового музыкального наследия. Точно так же его трактовка образов Бертрама в «Роберте-дьяволе» Дж. Мейербера, Дона Базилио в «Севильском цирюльнике» Дж. Россини и Мефистофеля в «Фаусте» Ш. Гуно придала этим персонажам жизненность и убедительность, освободив их от традиционных оперных клише.

«Слава Шаляпина не затуманилась от времени, — отмечает один из выдающихся оперных режиссеров нашего времени Борис Покровский, — именно потому, что его артистическая деятельность не исчерпывается великолепным исполнением вокально-сценических образов, она создала единственный в своем роде художественный метод, школу, открывающую подлинную природу оперного искусства».

Для многих поколений оперных певцов, особенно басов, Шаляпин стал эталоном певческого и актерского мастерства, источником вдохновения и стимулом для исканий на пути к недостижимому идеалу совершенства в оперном искусстве.

Шаляпин, безусловно, представляет целую эпоху в развитии оперы. Его художественные достижения сохраняют непреходящее значение и актуальность во все времена.

Книга «Шаляпин против Эйфелевой башни» — попытка осветить творчество Шаляпина с разных сторон: и как манеру исполнения, и как эстетическую систему, но и как таинство гениальности. Книга адресована в первую очередь оперным певцам (особенно молодым, только вступающим на оперную сцену), а также дирижерам и оперным режиссерам, художникам театра, концертмейстерам, театральной публике и всем заинтересованным в получении новых знаний и/или освоении новых сторон хорошо, казалось бы, известных аспектов человеческой культуры и духовности.

Идея книга «Шаляпин против Эйфелевой башни» родилась из чувства непреходящего восхищения автора личностью Федора Шаляпина, созданными им непревзойденными образами во множестве опер и его колоссальным вкладом в развитие оперного театра, а также из стремления поделиться этим чувством, в первую очередь, со своими коллегами — оперными певцами, а также с любителями оперного искусства и всеми, кому не чуждо чувства прекрасного и возвышенного — любовь к
подлинному искусству.

Первую часть книги («Жизнеописание» или «Жизненный путь») составляет романизированная биография великого певца. Это одна из редких полных его биографий, представленных широкой публике. «Жизнеописание» написано в публицистическом стиле с целью сделать текст
доступным как можно более широкому кругу читателей, познакомить читателей с жизнью и творчеством великого оперного артиста, помочь им воспринять его как близкого и дорогого человека и тем самым осознать масштаб его художественных достижений. Автор отказался от
стремления к детализации ряда моментов жизни Шаляпина, которыене являются определяющими для рассказа. Однако фактография в главах «Жизненного пути» сохранена полностью.

Некоторые сокращения, предпринятые с целью сделать изложение более стройным и легче воспринимаемым, обозначены в сносках. Диалоги частично заимствованы из автобиографии Шаляпина или из свидетельств современников, частично воспроизведены автором книги собственноручно с целью сделать образ Шаляпина как можно более жизненным. При этом автор не злоупотребляет «авторской свободой», Шаляпину не приписываются несвойственные ему слов аи мысли. Образы собеседников певца «синтезированы»: например, реплики нескольких реальных собеседников вложены в уста одного персонажа, или же конкретный персонаж, который присутствовал или мог присутствовать там же, где и Шаляпин, «переходит» на скамейку в парке, в кабинет Шаляпина, на берег моря и пр. — с тем, чтобы могла состояться соответствующая беседа. Прием использован с крайней осторожностью и максимальным сохранением точностей, чтобы соблюсти баланс между верностью фактологии и литературностью изложения.

Опубликованная в книге биография Шаляпина оказалась востребованной в Сербии, где назрела необходимость освежить воспоминания о гениальном артисте. Не менее актуальна биография и для Западной Европы, где многие молодые оперные певцы не знают практически ничего о личности Федора Шаляпина и его огромных заслугах в переводе оперной эстетики от «архаического состояния» к уровню ее современного развития. На взгляд автора, книга будет широко востребована и в России, во-первых — для молодого поколения, изучающего высшие достижения русской культуры и ее величайших представителей. Во-вторых, укрепившиеся в массовом сознании стереотипные представления (феноменальный голос, богом данный талант, богемный образ жизни, скупость и пр.) составили своеобразный «миф о Шаляпине», который заслоняет подлинный масштаб его личности и подлинные его заслуги в развитии оперного искусства. То, что известно специалистам и оперным певцам в России, менее известно — или совсем неизвестно — более широкой аудитории.

Во второй части книги («Легенда и реальность») широко представлены сочинения современников Шаляпина и позднейших исследователей его жизни и деятельности — различные эпизоды из жизни певца, в том числе анекдотические или щекотливые, раскрывающие колоритность, рельефность и неоднозначность его фигуры. Они разбивают устоявшиеся стереотипы и заблуждения, дают возможность более глубокого взгляда на неповторимую личность Шаляпина, дают ключ к более основательному пониманию его творчества.

В третьей части (том второй книги — «Против Эйфелевой башни») представлен краткий очерк, посвященный специфике оперы как вида сценического искусства и особенностям оперного пения как разновидности игры. Очерк предваряет попытку реконструировать художественный метод Шаляпина, сформулировать его эстетические и этические позиции. Авто выражает надежду на то, что труд принесет практическую пользу оперным певцам (и представителям других ведущих профессий оперного театра), побудит их к пересмотру взглядов в контексте современных тенденций оперного искусства.

В этой часть книги Шаляпин выступает как мыслитель, чутко ощущавший пульс своего времени и предчувствовавший губительность идеологии потребительского общества и коммерциализации всех сфер жизни. Оперное искусство в этих условиях изолируется от самой сути и существа оперы и попадает в зависимость от законов бизнеса, где единственным мерилом успеха является прибыль. В мире, где моральные и духовные отклонения приобретают опасный масштаб, роль оперы по-
степенно сводится к одному из видов глобальной «индустрии развлечений». Впечатляет то, с какой силой Шаляпин осознавал неотделимость проблем оперного искусства (и искусства вообще) от общих проблем современной цивилизации. Шаляпин был уверен, что от решения этим проблем зависит судьба и мира, и искусства.

Подчеркнут и трагизм устремлений Шаляпина, его поистине прометеевское одиночество. Подобно Дон Кихоту, оказавшемуся перед ветряными мельницами, он столкнулся с призраком «нового мирового порядка».

Большую часть книги составляет авторский текст, который включает отрывки из произведений других, преимущественно русских, авторов. Очень широко этот прием используется в сербском издании с целью донести превосходные тексты до сербского читателя. Для русского издания была отобрана меньшая часть цитат, однако сохранен и ряд из тех, которые доступны на русской языке широкому кругу читателей. Цитаты срослись с текстом, подчиненным основной задаче — исследованию искусства Федора Ивановича Шаляпина и оперного искусства в целом.

Основная цель книги — представить великую личность Федора Ивановича Шаляпина как можно более широкому кругу читателей. Автор осознает, что столь величественное и абсолютно неповторимое явление в мире оперного искусства невозможно охватить в одной монографии. Книга «Шаляпин против Эйфелевой башни» — один из возможных вариантов восприятия исключительной личности Шаляпина, еще один взгляд на его творческое наследие. Ценность своего труда автор видит в любви, восхищении и пиетете, с которыми от относится к Шаляпину и его творчеству.

Опубликовано в: Православие, Россия: размышление о прошлом, взгляд в будущее. Сборник материалов научной конференции с международным участием. Красноярск, 12—14 октября 2011 г. / [Красноярская митрополия Русской Православной Церкви, Красноярский региональный общественный фонд попечения о духовно-нравственном возрождении Сибири «Ладанка» и др.] — Краcноярск: Издательский дом «Восточная Сибирь», 2012.  (Музейно-просветительский центр духовной культуры Красноярского края «Касьяновский дом»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *